Разделы сайта

Главная

Верила, надеялась, любила

Екатерина ХАДАСЕВИЧ-ЛИСОВАЯ

Верила, надеялась, любила

Рассказ

Долгие годы, которые казались целой вечностью, длилась война. Не верилось, что она когда-нибудь закончится… Но этот светлый день пришёл. Оглушённое стрельбой и взрывами небо разлилось голубой лазурью и украсилось пушистыми белыми облачками-барашками. Из пропитанной кровью багровой земли несмело пробивались зелёные ростки травы, луга опоясались пёстрыми лентами полевых цветов. Синяя вода в реках и озёрах успокоилась и сменила рябь ужаса на тихие спокойные волны, которые игриво ловили лучи солнца и превращали их в бесчисленное множество солнечных зайчиков.

Природа чувствовала завершение черной полосы, всё живое возвращалось к жизни. Радовались и люди. Но вместе с огромной радостью многие и многие плакали. Горевали о тяжёлой невосполнимой утрате родных и близких, жизни которых отняла война.

Две сестры Ганна и Гелена жили в соседних деревнях. Обе были замужем, обе ждали мужей с войны. Сёстры довольно давно не виделись. И вот как-то ранним утром Гелена собралась на почту, но прежде решила навестить сестру. До соседней деревни шла долго. Наконец, впереди показалась хата Ганны. Гелена насторожилась, увидев возле ворот толпящихся женщин.

— Неужели беда какая… – встревожено прошептала себе под нос Гелена и ускорила шаг.

К Ганниному дому она почти бежала. В глубине двора её сестра кормила кур и уток. Гелена перевела взгляд на женщин, столпившихся у забора. Тихо было на узкой деревенской улочке, безмолвие нарушалось лишь сдавленными всхлипываниями. Сквозь дрожащую пелену слёз женщины смотрели во двор Ганны.

— Что случилось?! – обеспокоенно спросила Гелена. – Чего вы здесь собрались?

— Мы коров своих в поле выгнали, а тут увидели в Ганнином дворе…

— Да что вы увидели?! – нервно воскликнула Гелена.

         Она снова перевела взгляд во двор и только теперь заметила то, что приковывало взгляды собравшихся. Между деревьями была натянута верёвка, на которой висела свежевыстиранная мужская одежда. А ещё дальше, в огороде, можно было разглядеть мужчину, который вскапывал грядку.

— Вернулся её Лёня… – перешёптывались молодые и средних лет вдовы. – Счастливая-то какая… Вернулся её Лёня!

         Елена обвела взглядом женщин. На бельевых верёвках в их дворах появлялись только их вещи  да кое-что из детской одежды. И грядки свои они сами копали. Их мужья не вернулись. И эти вдовы знают о том, что никогда больше не увидят своих любимых. А у Гелены надежда ещё была. Вернее, молодая женщина ни на секунду не сомневалась, что её Володя вернётся. И очень скоро.

         Гелена открыла калитку и направилась к сестре:

— Здравствуй, Ганечка! – она обняла её. – Лёня твой вернулся, да?

— Да! – улыбнулась  Ганна и смахнула со щеки прозрачную слезу радости. – Ночью вернулся! Живой и здоровый! Было ранение, но всё уже почти зажило. Чуть свет — в огород пошёл, говорит нам с детьми, что очень по родному дому, по работе соскучился.

— Я так рада за тебя, дорогая! – ответила Гелена.

— А твой Володя? – несмело спросила Ганна.

— Ещё не вернулся. Но обязательно вернётся, я знаю.

         Сёстры разговаривали, Ганна набирала в колодце воду и наполняла ею большую жестяную бочку, стоявшую здесь же. К ним подошёл почтальон.

— Гелена, тебе тут это… корреспонденция… – негромко сказал он.

— Письмо от Володи?! – радостно воскликнула Гелена. – Давай же скорее!

         Почтальон замялся, потом открыл свою сумку и достал листок.

— Похоронка! – испуганно воскликнула Ганна и зажала себе рот ладонью. 

         Ганна больно укусила себя за руку, чтобы не закричать. Женщины, всё ещё стоявшие у забора, заплакали. Гелена растерянным, непонимающим взглядом смотрела на листок, зажатый в её руке, и молчала. Эта тяжёлая пауза длилась несколько минут. Потом Гелена вернула похоронку почтальону и упавшим, но ровным голосом сказала:

— Забери и сожги, это неправда! Мой Володя жив!

— Геленка, это документ… – несмело сказал почтальон и снова протянул ей бумагу.

— Сожги это, я сказала! – надрывно вскрикнула Гелена и спрятала руки за спину, чтобы больше не прикасаться к страшному листку.

         Женщина взяла себя в руки и продолжала говорить, обращаясь к почтальону:

— Вот, возьми! – она вынула из кармана фартука пухлый конверт. – Это письмо для моего Володи, я его как раз на почту несла. Отправь его сегодня же!

         Почтальон опустил глаза, молча взял конверт, сунул его в сумку и ушёл. Гелена стала поспешно прощаться и засобиралась домой. Ганна пошла вместе с ней, боялась отпустить одну. Вопреки ожиданиям Ганны сестра не плакала, не кричала. Она несколько раз повторила, что её Володя вернётся, и пока он не переступит порог родного дома, она будет писать ему письма. Каждый день.

— Я начала вязать для него тёплый свитер! – сказала Гелена сестре и показала своё вязание. – Ему понравится, он любит зелёный цвет.

         Ганна приходила навещать сестру почти каждый день и неизменно заставала её за одним из двух занятий: Гелена сидела в кресле и вязала, распуская на нитки свои вязаные юбки и платья или, удобно устроившись за столом, писала длинные письма Володе.

         Шло время. Дни, недели, месяцы. Ганна была занята своей семьёй, потому навещала Гелену всё реже, а сестра всегда была занята одним и тем же. Так прошло более двадцати лет. Потом Гелены не стало. В опустевшем доме тётки поселились её племянники, взрослые дети Ганны. Они обустраивались, наводили свои порядки, избавлялись от старых ненужных вещей. Нашли много мужских свитеров, варежек, шарфов, связанных Геленой. В шкафу, ящиках стола, в огромном сундуке скопилось бесчисленное количество писем, адресованных её Володе. Она писала ему обо всём: о себе, о погоде, о жизни в их деревне, о новостях в республике и в мире. Гелена так и не впустила в своё сердце и сознание мысль о том, что больше никогда не увидит своего Володю. Жила в придуманном ею мире, в котором где-то недалеко, во временной разлуке, существовал её любимый человек. Она ждала его более двадцати лет и писала, писала, писала ему письма, заботливо вязала для него тёплую одежду.

— Всю жизнь ты верила, надеялась, любила, милая моя сестра! Знаю, что ты, наконец, встретилась со своим Володей высоко в небесах! – шептала Ганна, склоняясь над её могилой. – Знай, всё, что ты писала ему, я сберегу, обещаю…

Вязаная одежда не сохранилась, её уничтожило время. Но до сих пор на чердаке старого деревенского дома стоит огромный сундук, в котором аккуратно сложены пожелтевшие письма Гелены, так и не прочтённые её Володей. Только, зная историю Гелены, и сам ничуть не сомневаешься в том, что до её любимого долетело каждое слово из бесчисленного количества написанных писем…